Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
быть указано пальцем. Я высказал мнение, что пальцем
может быть указано все телесное, но потом мы пришли
к выводу, что — только видимое. Отсюда, уж и не
вспомню как, мы перешли к глухим и комедиантам,
обозначающих мимикой и жестом не только видимое, но
часто даже и бестелесное. Жесты эти мы признали знаками.
Тогда мы вновь вернулись к вопросу о том, каким
образом мы, помимо всяких знаков, можем указать на
сами предметы, которые мы привыкли обозначать этими
знаками. Поначалу я сгоряча отверг такую возможность,
но ты разъяснил, что без помощи знака может быть
показано то, чего мы, когда нас о том спросили, не
делали, но после задания вопроса можем начать делать;
это, впрочем, не относится к речи, ибо ясно, что если
нас, когда мы говорим, спросят о том, что значит говорить,
то это нетрудно показать самим делом.
Отсюда мы пришли к выводу, что мы можем указывать
или знаки знаками, или нечто иное, не представляющее
собою знаков, знаками же, или, наконец, сами предме-
ты — без помощи знаков. На рассмотрении и исследовании
первого из этих трех положений мы остановились наиболее
внимательно. В результате мы пришли к тому, что, с
одной стороны, есть такие знаки, которые не могут быть
взаимно обозначаемы теми знаками, которые они сами
означают, как, например, слово "союз", с другой, — есть
такие, которые могут, как, например, когда говорим "знак",
мы обозначаем им и слово, а когда говорим "слово", им
обозначаем и знак. Ибо знак и слово — одновременно
суть и два знака, и два слова.
Было показано, что в числе этих знаков, означающих
взаимно друг друга, некоторые имеют неравносильное
значение, некоторые — равносильное, а некоторые — и
совершенно тождественное. Действительно, односложное
слово "знак" обозначает собою решительно все, чем что-
либо означается; напротив, "слово" представляет собою
знак не всяких знаков, а только тех, которые произносятся
вслух и членораздельно. Отсюда ясно, что хотя знаком
обозначается и слово, а словом — знак, т. е. слоги перво-
го — слогами второго, и наоборот, однако знак имеет
ЮЗак. 3644 287