Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/29"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
тобой? Бедного юношу, который шел для занятий наукой
в чужую сторону, ты принял в дом на содержание, и что
еще важней — в расположение душевное. Сироту, поте-
рявшего отца, ты утешил дружбой, одушевил увещаниями,
поддержал помощью. В самой муниципии нашей пок-
ровительством, дружбой, знакомством с домом твоим ты
сделал меня почти одинаково с тобою знаменитым и
знатным. А когда я возвращался в Карфаген для занятия
более почетной преподавательской кафедры и, скрывая эту
новость от других, поделился ею с тобой, то, хотя по
присущей тебе любви к родине (ибо там я уже преподавал)
некоторое время ты и удерживал меня, однако потом, не
будучи в состоянии победить стремления юноши к тому,
что казалось ему лучшим, с удивительной кротостью бла-
горасположения обратился из отговаривающего в помощ-
ника. Ты снабдил меня в дорогу всем необходимым. Да
и там ты, который охранял колыбель и как бы гнездо
моих научных занятий, поддержал и первые мои опыты,
когда я осмелился летать. Даже когда я, в твое отсутствие
и без твоего ведома отплыл по морю, ты нисколько не
рассердился за то, что я по обыкновению не посоветовался
прежде о том с тобой, и остался верен нашей дружбе; и
тебя не столько волновали оставленные на глазах твоих
учителем дети, сколько тайные стремления и чистота моего
сердца.
Наконец, если я достиг хоть какого-нибудь покоя; если
избежал оков излишеств и прихотей; если, сложив с себя
тяготы мертвых забот, я перевожу дух, прихожу в чувство,
возвращаюсь к самому себе; если ищу с особым старанием
истину; если начинаю уже находить ее; если надеюсь, что
достигну самого высшего ее предела — то это ты вооду-
шевил меня; ты дал мне толчок; ты это сделал, Романиан!
А чьим ты был служителем, я провижу пока более верой,
чем понимаю разумом. Ибо когда я лично излагал тебе
внутренние движения моей души и часто уверял, что
никакая фортуна не кажется мне счастливее той, которая
дает досуг для философствования, что нет более блаженной
жизни, чем жизнь, посвященная философии, но что сам
я связан и обязанностями по отношению к родным,
26