Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Адеодат. Соглашусь, если покажешь, каким образом мы
можем называть каждое слово именем.
Августин. Охотно. Думаю, что ты помнишь, что так
называемое местоимение ставится вместо имени, хотя обоз-
* начает предмет и менее полно, нежели имя (существитель-
ное). Полагаю, что тот, у кого ты изучал грамматику, так
определил его: "Местоимение — это часть речи, подстав-
ляемая вместо имени (существительного) и имеющая то
же самое, только менее полное значение".
Адеодат. Припоминаю это определение и целиком его
одобряю.
Августин. Итак, ты видишь, что, согласно с этим
определением, местоимения служат только именам и могут
быть подставлены только вместо них; например, когда
говоришь: "сей муж", "сам царь", "та женщина", "это
золото", "оное серебро" — сей, сам, та, это, оное суть
местоимения, а муж, царь, женщина, золото, серебро —
имена, которыми предметы обозначаются полнее, нежели
вышеприведенными местоимениями.
Адеодат. Вижу и согласен.
Августин. Назови-ка мне теперь несколько любых со-
юзов.
Адеодат. И, а, но, же.
Августин. А не кажется ли тебе все то, что ты назвал,
именами?
Адеодат. Никоим образом.
Августин. По крайней мере, правильно ли, по-твоему,
я выразился, когда сказал: "Все то, что ты назвал"?
Адеодат. Совершенно правильно, и я уже догадываюсь,
с каким удивительным искусством ты сейчас мне покажешь,
что я перечислил тебе имена (существительные); ибо в
противном случае о перечисленном мною не могло бы
быть сказано: "все то". Но при этом я опасаюсь, не
потому ли ты представляешься мне правильно выразив-
шимся, что приведенные мною четыре союза я считаю
словами; так что по отношению к ним выражение "все
то" могло быть правильным потому, что правильно вы-
ражение "все эти слова". А если ты спросишь у меня, к
какой части речи относятся "слова", я отвечу — к имени
279