Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Августин. Ну, а если бы кто-нибудь начал утверждать,
что как всякое имя есть слово, так и всякое слово —
имя: смог бы ты в этом случае найти между ними
какое-нибудь различие, кроме различных звуков и букв?
Адеодат. Не смог бы да и не думаю, чтобы между
ними было какое-либо сущностное различие.
Августин. Ну, а если все, что с известным значением
произносится членораздельно голосом, хотя и представляет
собою и слова, и имена, однако по одной причине бывает
словом, а по другой — именем, то разве между тем и
другим не будет в этом случае никакого различия?
Адеодат. Не понимаю, каким образом.
Августин. Но, по крайней мере, ты должен понимать,
что все окрашенное видимо, а все видимое — окрашено,
хотя эти два слова имеют каждое свое, причем различное
значение?
Адеодат. Это понятно.
Августин, Но ведь точно также и всякое слово может
быть именем, а всякое имя — словом, хотя эти два имени
или слова имеют различное значение.
Адеодат. Теперь вижу, что это возможно, но как это
возможно — прошу тебя мне показать.
Августин. Полагаю, ты знаешь, что все, произносимое
членораздельно и с известным значением, воздействует
прежде всего на слух, посредством коего и воспринимается,
а затем уже передается памяти, чтобы быть распознанным.
Адеодат. Знаю
Августин. Следовательно, когда что-либо произносится
вслух, то процесс восприятия состоит не из одного, а, по
крайней мере, из двух действий?
Адеодат. Верно.
Августин. Ну, а если название "слово" произошло от
одного из этих двух действий, а "имя" — от другого;
т. е. "слово" от того, что как бы поражает слух, а "имя"
от познания*, так что первое дано слухом, а второе —
душой?
* Августин полагает происхождение "слова" (verbum) от verberare
— бить, ударять; "имя*' (nomen) — от noscere — знать.
278