Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/28"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
молить о божественной помощи, чтобы постоянное стрем-
ление к упражнению в полезных науках удерживало
правильный курс, с которого не заставил бы уклониться
никакой случай, препятствующий войти в безопасную и
приятную гавань философии. Это — главная твоя проблема;
из-за этого я о тебе и беспокоюсь; поэтому же не перестаю
я ежедневно молить о попутных тебе ветрах. Молю же я
саму Силу и Мудрость верховного Бога. Ибо что Она,
как не Сын Божий, о котором учат нас таинства.
Но ты можешь помочь моим молитвам, если приложишь
и сам вместе с нами свое старание не только обетами,
но и доброй волей, и той естественной высотой твоего
ума, ради которой я ищу тебя, которой наслаждаюсь,
которой всегда удивляюсь, которая в тебе, — о, несчастье,
— заволакивается, как молния — облаками частных дел
и скрывается от многих, почти от всех, но от меня и от
твоих ближайших друзей она укрыться не может. Мы
часто не только явственно слышали твои громовые раскаты,
но и видели некоторые блистания, свойственные молниям.
Ибо кто, — чтобы умолчать до времени об остальном,
— кто, говорю, так неожиданно когда-нибудь загремел и
блеснул таким светом ума, чтобы под одним мощным
натиском разума, под своего рода молнией воздержания,
в один прекрасный день навсегда умерла похоть, накануне
самая необузданная? Итак, неужели никогда более не
пробьется наружу эта сила, не обратит в ужас и оцепенение
многих отчаявшихся, и, проговорив на земле как бы некие
знамения будущего, снова отбросив тяготу телесную, не
возвратится на небо? И не напрасно ли все это Августин
сказал о Романиане? Нет, этого не допустит Тот, кому я
отдался всецело, кого теперь я начал снова узнавать.
2. Итак, приступи со мною к философии. В ней есть
все, что обыкновенно удивительным образом возбуждает
тебя, часто грустного и сомневающегося. В тебе я не
боюсь встретить ни нравственной беспечности, ни умст-
венной тупости и лени. Ибо, когда удавалось нам вос-
пользоваться некоторым отдыхом, кто оказывался бодрее
тебя в речах, кто проницательнее? Неужели же я не
отплачу тебе благодарностью? Разве я не в долгу перед
25