Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Августин. Не смущайся. Ведь знаками мы называем
вообще все, что-либо означающее, в числе чего могут
быть и слова. Но знаками мы называем также и воинские
штандарты, которые суть знаки в прямом смысле и под
которыми слова не разумеются. Теперь, если бы я сказал
тебе, что как всякий конь — животно^ но не всякое
животное — конь, так же точно всякое слово — знак,
но не всякий знак — слово, ты, думаю, в этом бы
нисколько не усомнился?
Адеодат. Теперь я понимаю и совершенно согласен с
тем, что между словом вообще и именем такое же различие,
как между животным и конем.
Августин. А знаешь ли ты также, что когда мы говорим
"животное", то это четырехсложное имя, произнесенное
вслух, — одно, а то, что им обозначается — совсем
другое.
Адеодат. С этим я уже и прежде полностью согласился.
Августин. А все ли знаки, по-твоему, означают нечто
иное, чем они есть сами по себе, подобно тому, как когда
мы говорим "животное", то это четырехсложное слово
никоим образом не означает того, что оно суть?
Адеодат. Не все, конечно; ибо слово "знак", например,
означает не только все знаки вообще, но и само себя:
оно — слово, а все слова — непременно знаки.
Августин. А не применим ли подобный подход и к
двухсложному слову "слово"? Ведь им обозначается любое
слово, в том числе и оно само.
Адеодат. Вполне применим.
Августин. А не скажем ли мы то же самое и об имени?
Ибо оно означает и имена всех родов, и само оно —
имя среднего рода. Ведь если бы я спросил тебя, к какой
части речи принадлежит имя, ответ твой был бы пра-
вильным только в том случае, если бы ты сказал, что
оно — имя (существительное).
Адеодат. Полностью с тобой согласен.
Августин. Итак, есть знаки, которые, означая другое,
в то же время означают и самих себя.
Адеодат. Есть.
276