Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/278"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
слуга обратился к своему старому господину: "Пожалуйста,
скажи добрые слова", тот назвал также и многие имена.
Адеодат. Согласен.
Августин. Значить, согласен ты и с тем, что, когда мы
произносим, например, "слово", этими двумя слогами
обозначается и имя, и то, чему оно служит знаком?
Адеодат. Согласен и с этим.
Августин. Теперь ответь мне вот на какой вопрос. Если
слово — знак имени, а имя — знак реки, река же —
знак предмета, который может уже быть видим, так что
между этим предметом и рекою, т. е. его знаком, и между
этим знаком и именем, которое ты назвал знаком этого
знака, существует некоторое различие: то в чем же, по-
твоему, заключается различие между знаком имени, како-
вым мы признали слово, и самим именем, знаком которого
служит слово?
Адеодат. В том, что обозначаемое именем обозначается
и словом, ибо как имя есть слово, так точно и река —
слово же; но то, что обозначается словом, не всегда
обозначается и именем. Ведь и "если", стоящее в начале
предложенного тобою стиха, а также и "из", о котором
мы так долго толкуем, суть также слова, но отнюдь не
имена; и подобных примеров великое множество. Поэтому,
так как все имена суть слова, но не все слова — имена,
то, по-моему, различие между словом и именем ясно: оно
такое, какое между знаком такого знака, который не
означает собою уже никаких иных знаков, и знаком такого
знака, который, напротив, означает еще и иные знаки.
Августин. Согласен ли ты, что всякий конь — животное,
но не всякое животное — конь?
Адеодат. Кто же в этом станет сомневаться?
Августин. Следовательно, между именем и словом такое
же различие, как между конем и животным. Впрочем, ты
мог бы возразить, что словом мы обозначаем и то, что
может склоняться по временам, например: пишу —
написал, говорю — сказал, каковые слова, ясно, не суть
имена.
Адеодат. Ты прав, это обстоятельство меня изрядно
смущает.
275