Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/277"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Адеодат. Изволь.
Августин. Скажи, нельзя ли обозначить какими-либо
другими знаками те четыре знака, которые ты привел
ранее?
Адеодат. Неужто ты полагаешь, что я успел забыть то,
о чем мы только что говорили: что напханное служит
знаками тех знаков, которые произносятся вслух.
Августин. Скажи же, какое между ними различие?
Адеодат. А то, что написанное — видимо, а произне-
сенное вслух — слышимо. Ибо, почему бы тебе не принять
и этот термин, если мы допустили термин "обозначаемое"?
Августин. С удовольствием принимаю. Но я опять
спрашиваю у тебя, могут ли быть те четыре знака обоз-
начены каким-либо иным слышимым знаком, подобно
тому, как ты припомнил это относительно знаков видимых?
Адеодат. Помню и это, как еще более недавно сказанное.
Я отвечал тебе, что имя означает собою нечто, и в
подтверждение сказанного привел те четыре слова. Думаю,
что и имя, и эти приведенные мною слова, если они
произносятся вслух, слышимы.
Августин. А чем отличаются друг от друга тот слышимый
знак и эти приведенные тобою обозначаемые, которые, в
свою очередь, суть знаки?
Адеодат. Между тем, что мы называем именем, и этими
четырьмя знаками, которые приведены мною в качестве
примера имени, по моему мнению то различие, что первое
есть слышимый знак слышимых знаков, а последние хоть
и суть слышимые знаки, но уже не знаки знаков, а отчасти
знаки предметов видимых, как Ромул, Рим и река, отчасти
же — предметов мыслимых, как мужество.
Августин. Что ж, согласен. Но знаешь ли ты, что всякий
произносимый нами членораздельный и смысловой звук
называется словом?
Адеодат. Знаю.
Августин. Значит, и имя есть слово, поелику и оно,
как нам известно, произносится членораздельно и несет
смысловую нагрузку, так что когда мы говорим, что,
скажем, оратор в своей речи употребляет изящные слова,
мы подразумеваем под этим и имена. И когда у Теренция
274