Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
помощи знаков мы учим и припоминаем или те же самые
знаки, или какие-то иные. Ты согласен?
Адеодат. Безусловно.
Августин. Скажи-ка, знаки, когда ими служат слова, к
какому чувству они относятся?
Адеодат. К слуху.
Августин. А жесты?
Адеодат. К зрению.
Августин. А когда мы читаем написанные слова, неужели
они уже не суть слова? Или их правильнее назвать знаками
слов? Ведь слово представляет собою то, что с известным
значением произносится членораздельным звуком, а звук
не может быть воспринят никаким другим чувством, кроме
слуха. Поэтому, когда слово пишется, то пишется знак
для глаз, при помощи которого приходило бы на ум то,
что относится к слуху.
Адеодат. Я совершенно согласен.
Августин. Полагаю, ты согласишься и с тем, что когда
мы говорим "имя", то этим что-нибудь да и означаем.
Адеодат. Разумеется.
Августин. Что же?
Адеодат. А то, чем что-либо называется, например,
Ромул, Рим, мужество, река и многое другое.
Августин. А означают ли эти четыре имени какие-нибудь
предметы?
Адеодат. Означают.
Августин. Нет ли какого-нибудь различия между этими
именами и теми предметами, которые они означают?
Адеодат. Есть, и весьма большое.
Августин. Хотелось бы услышать от тебя, в чем заклю-
чается это различие.
Адеодат. В том, во-первых, что имена — знаки, а
предметы — нет.
Августин. Угодно ли тебе будет называть те предметы,
которые могут быть обозначаемы знаками, не будучи
знаками сами, предметами "обозначаемыми", подобно тому,
как мы называем "видимыми" те предметы, которые можем
видеть, для того, чтобы нам впредь было удобнее рассуждать
о них?
273