Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/275"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
которых этот предмет мог бы быть указан, помимо самого
же этого предмета.
Глава IV
О том, объясняются ли знаки самими знаками
*
Августин. Соображение весьма остроумное. Так стало
быть мы согласны теперь с тобой, что без знаков может
быть указано то, чего мы, когда нас спрашивают о том,
или не делаем, но можем тотчас начать делать, или же,
если уже делаем, то делаем сами знаки? Ведь когда мы
говорим, мы делаем именно знаки.
Адеодат. Согласны.
Августин. Значит, когда спрашивается о каких-либо
знаках, то знаки "могут быть объяснены знаками же, а
когда нас спрашивают о самих предметах, которые не суть
знаки, в этом случае мы можем указывать их или самим
делом, если эти предметы — нечто такое, что мы можем
делать после того, как о них спросили, или давая знаки,
посредством которых они бы могли быть замечены.
Адеодат. Это так.
Августин Итак, в этом троечастном разделении под-
вергнем рассмотрению, если угодно, прежде всего то, что
знаки объясняются знаками. Одни ли слова суть знаки?
Адеодат. Нет, не одни.
Августин. Мне кажется, что когда мы говорим, то
обозначаем словами либо сами же слова, либо другие
знаки, например, когда называем жест или букву — ибо
то, что в данном случае обозначается этими двумя словами,
представляет собою знаки же, либо что-нибудь другое, не
представляющее собою знака, например, когда говорим
"камень" — ибо хотя это слово и представляет собою
знак, так как означает собою нечто, но то, что им
обозначается, само не есть знак. Этот последний случай,
когда словами обозначается то, что не представляет собою
знака, не входит в область, исследовать которую мы сейчас
собрались. Нас интересуют случаи, когда знаками обозна-
чаются знаки, а таковые можно разбить на два типа: при
272