Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Еводий. Согласен и надеюсь, что, насколько это будет
по силам моей душе, ты изложишь то, о чем можно
говорить со мной с пользой для меня.
Глава XXXIII
Августин. О, если бы мы оба могли спросить об этом
какого-либо ученейшего, и притом красноречивейшего и
во всех отношениях мудрейшего и совершеннейшего че-
ловека! Как прекрасно в своей речи и рассуждениях он
разъяснил бы, какую силу имеет душа в теле, какую сама
в себе, какую у Бога, к Которому она, будучи чистой,
весьма близка, и в Котором имеет для себя высшее и
всяческое благо! Теперь же, когда мне недостает такого
человека, я вынужден предложить тебе только свои услуги.
Выгода здесь заключается в том, что в ту пору, как я,
неученый, буду объяснять, какую силу имеет душа, я без
опасения испробую, какую силу имею сам я. Прежде всего,
однако, я урежу твои слишком широкие и безграничные
ожидания: не думай, что я буду говорить о всякой душе,
но только — о человеческой, о которой одной мы должны
заботиться, если обязаны заботиться о себе. Итак, во-пер-
вых, она, как это легко видеть всякому, животворит своим
присутствием это земное и смертное тело; собирает его в
одно и содержит в единстве, не дозволяя ему распадаться
и истощаться; распределяет питание равномерно по членам,
отдавая каждому из них свое; сохраняет его стройность и
соразмерность не только в том, что касается красоты, но
и в том, что касается роста и рождения. Все это, впрочем,
может казаться общим человеку с деревьями, поскольку
и о последних мы говорим, что они живут, и видим и
утверждаем, что каждое из них в своем роде сохраняет
себя, питает, растет, рождает.
Взойди поэтому на другую ступень и посмотри, какой
силой располагает душа в чувствах, где жизнь проявляется
очевиднее и яснее. Ибо не следует обращать внимания
на то нечестие, вполне грубое и более деревянное, чем
сами деревья, которое оно берет под свое покровительство,
253