Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/252"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Августин. В таком случае скажи, откуда происходит сам
звук, когда ты говоришь?
Еводий. Кто усомнится в том, что он от меня же и
происходит?
Августин. Стало быть, от тебя происходит и солнце,
когда ты называешь солнце?
Еводий. Ты спрашивал меня о звуке, а не о самом
предмете.
Августин. Следовательно, звук — одно, а предмет —
другое, обозначаемое звуком; а ты сказал, что то и другое
— одно и тоже.
Еводий. Согласен, я ошибся.
Августин. В таком случае скажи, можешь ли ты, зная
латинский язык, употребить название sol (солнце) так,
чтобы звуку не предшествовало представление о солнце?
Еводий. Никак не могу.
Августин. Ну, а если прежде, чем название это сорвется
с твоих уст, ты, желая его высказать, несколько времени
пробудешь в молчании; не будет ли содержаться в твоей
мысли то, что потом услышит другой?
Еводий. Это очевидно.
Августин. Но ведь солнце имеет огромную величину;
так нельзя ли и понятие его, которое ты содержишь в
мысли до произнесения слова, представлять длинным,
широким и т. п.?
Еводий. Никак нельзя.
Августин. Теперь скажи мне: когда вырывается из уст
твоих само название, и я, слыша его, представляю себе
солнце, которое представил себе ты до произнесения и
при самом произнесении слова, а теперь, быть может,
представляем мы оба, — не кажется ли тебе, будто само
название как бы получило от тебя то значение, которое
передано мне посредством ушей?
Еводий. Кажется.
Августин. Следовательно, если само название состоит
из звука и значения, звук же относится к ушам, а значение
— к уму, то не полагаешь ли ты, что в названии, как
бы в некотором одушевленном существе, звук представляет
собой тело, а значение — душу звука?
249