Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
или быть может она и известна какому-нибудь человеку,
но он не может быть нами спрошен, или если бы и был
спрошен, не мог бы удовлетворить нас, так как мы не
владеем нужными для того способностями ума. Неужели
вследствие этого у нас должно быть отнято то, что мы
изучили самым основательным образом и что признаем
за самое истинное? Если же все то верное^ и несомненное,
что отвечал ты на мои вопросы, остается неприкосно-
венным, то нам нечего по-детски бояться упомянутого
червячка, хотя бы мы и не в состоянии были представить
причину его живучести и множественности. Ведь если бы
ты имел о ком-нибудь твердое и несомненное убеждение,
что он человек добрый, и застал бы его на пиру с
разбойниками, которых преследовал, причем по какой-
нибудь случайности он умер бы прежде, чем мог быть
тобою спрошенным, ты, хотя это для тебя навсегда и
осталось бы тайной, придумал бы скорее какую угодно
причину его сообщества и пиршества со злодеями, чем
злодейство и соучастие в злодействе. Так почему же и в
данном случае, когда множеством вышеприведенных до-
казательств, которые и сам ты обсудил основательнейшим
образом, для тебя уяснилось, что душа не содержится в
определенном месте и потому не имеет никакого такого
количества, какое видим мы в теле, — почему ты для
объяснения, отчего некоторое животное, будучи рассечено,
живет во всех частях, не предположишь другой какой-
нибудь причины, но только не той, чтобы душа могла
быть рассекаема вместе с телом? Если этой причины мы
открыть не можем, то не следует ли скорее искать истин-
ного, чем верить ложному?
Глава XXXII
Затем я спрошу у тебя: думаешь ли ты, что в наших
словах звук — это одно, а то, что обозначается звуком,
— совсем другое?
Еводий. По моему мнению — это одно и тоже.
248