Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
шение всех четырех; а когда душа отходит от тела,
устремляются вверх, и высвобождаясь, движут эти тела
тем быстрее, чем неожиданнее они вырываются в свежее-
деланную рану; а затем движение ослабевает и, наконец,
прекращается, коль скоро убегающее делается все меньшим
и улетучивается вовсе. Но меня останавдовает то, что я
наблюдал этими самыми глазами, — наблюдал, пожалуй,
позже, чем можно тому поверить, но на самом деле не
позже, чем я должен был наблюдать. Недавно, когда мы
были в Лигурии, юноши наши, бывшие в то время со
мною ради своих научных занятий, лежа на земле в
тенистом месте, заметили многоножное пресмыкающееся
животное, т. е. некоего длинного червя. Животное это
известно всем, но того, о чем я хочу сказать, я никогда
в нем не наблюдал. Один из юношей, повернув стиль,
который случайно держал в руках, рассек животное попо-
лам: тогда обе части тела разошлись в противоположные
стороны с такой скоростью и с таким неослабным напря-
жением движения, как будто бы это были два животные
одного и того же рода. Пораженные этим дивом и лю-
бопытствуя знать причину, юноши тотчас же принесли
эти два живые куска к нам, на место, где мы сидели
вместе с Алипием. С немалым удивлением наблюдали и
мы, как они могли бегать по доске в разные стороны и
как один из них, тронутый стилем, сворачивался в сторону
болевшего места, между тем как другой не чувствовал
ничего и продолжал свои собственные движения в другом
месте. Да чего же более? Мы производили опыты, пока
было можно, и червяка, даже — червей, уже рассекали
на множество частей: все они двигались так, что, если
бы это не было сделано нами и не были бы видны свежие
раны, мы бы решили, что их столько же и родилось
отдельно и что каждый из них жил сам по себе.
Но то, что я сказал в ту пору этим юношам, когда
они с напряженным вниманием обратились ко мне, то я
опасаюсь в настоящее время сказать тебе. Мы уже настолько
продвинулись вперед, что не ответь я тебе иначе, так,
чтобы это служило в пользу защищаемого мною мнения,
существенное положение наше, подкрепленное таким дол-
246