Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/246"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Еводий. Следовательно, то определение остается непри-
косновенным и верным?
Августин. Без сомнения, остается.
Еводий. Так в чем же состояла моя ошибка?
Августин. Ошибка состояла в том, что ты, не обдумав
как следует дела, отвечал утвердительно, когда я спросил
тебя: все ли то, что не укрывается, познается?
Еводий. А как же я, по-твоему, должен был бы отвечать?
Августин. Если что-либо не укрывается, это не всегда
есть знание, но лишь тогда, когда не укрывается благодаря
разуму; а если не укрывается благодаря телу, то называется
чувством, коль скоро испытываемое телом состояние не
укрывается само по себе. Разве ты не знаешь, что некоторые
философы и мужи весьма остроумные полагали, что даже
и то, что понимается умом, не подходит под название
знания, если понимание не будет так твердо, что поколебать
его в уме нельзя будет никаким доводом?
Еводий. Весьма благодарен за это разъяснение. Но так
как уже со всей, по моему мнению, тонкостью показано,
что такое чувство, то возвратимся, пожалуй, к тому вопросу,
ради которого мы входили в это разъяснение. В доказа-
тельство, что душа имеет такой же объем, как и ее тело,
я привел тот аргумент, что, начиная с головы и до
последнего пальца ноги, она чувствует прикосновение
всюду, где бы ты его не произвел; это и послужило
поводом к тому, что мы перешли к определению чувства,
задержавшему нас столь надолго, хотя, быть может, это
и необходимо для дела. Так покажи же теперь пользу
этого труда, если она, конечно, есть.
Августин. Есть несомненно, и притом весьма большая:
все, чего мы добивались, сделано. Для того, чтобы усвоить
как можно тверже, мы продолжительнее, чем ты желал,
рассуждали о том, что чувство есть испытываемое телом
состояние, не укрывающееся от души; помнишь ли ты то
наше открытие, что глаза чувствуют или лучше испытывают
известное состояние там, где их нет?
Еводий. Помню.
Августин. Если не ошибаюсь, ты также согласился, или
по крайней мере не сомневаешься, что следует согласиться
243