Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXVIII
Еводий. Я вынужден или не допускать знания в бес-
словесных животных, или признать без возражений их
действительное превосходство надо мною. Но объясни мне,
пожалуйста, свойство того, что я упомянул о собаке Улисса:
ведь вызванное ею удивление и побудило меня лаять на
ветер.
Августин. Да неужели ты действительно думаешь, что
это знание, а не просто только известная сила чувства?
Чувством превосходят нас многие бессловесные (отыскивать
причину этого теперь неуместно); но умом, разумом,
знанием Бог поставил нас выше их. Упомянутое чувство
в соединении с привычкой, которая имеет большую силу,
может различать то, что подобным душам доставляет
удовольствие, и может различать тем легче, что душа
животных более привязана к телу, которому принадлежат
эти чувства и которым она пользуется для жизни и
удовольствия, получаемого ею от того же самого тела.
Человеческая же душа посредством разума и знания, о
которых у нас речь и которые несравненно превосходнее
чувств, возвышается, насколько может, над телом, и охотнее
наслаждается тем удовольствием, которое внутри нее; а
чем более вдается в чувства, тем более делает человека
похожим на скота. От этого бывает, что и плачущие дети,
чем более они чужды разума, тем легче различают чувством
даже прикосновение или приближение кормилиц, и не
могут выносить запаха других женщин, к которым не
привыкли.
Поэтому, хотя бы я и прервал одним другое, я с
удовольствием занялся бы беседой такого свойства, которая
убедила бы душу не погружаться в чувства более, чем
того требует необходимость, а отвлекаясь от них, сосре-
доточиваться более в самой себе и младенчествовать в
отношении к Богу. Последнее и значит, совлекши человека
ветхого, сделаться человеком новым. Начинать с этого —
прямая необходимость по причине пренебрежения законом
Божьим, и в божественных Писаниях ничего не излагается
с такой истиной и таинственностью. Я желал бы поговорить
239