Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
делает, хотя разум имеет всегда; а это, пожалуй, правильно
называется умозаключением, так как разум есть своего
рода взор ума, а умозаключение — разумное исследование,
т. е. движение этого взора по всему, что подлежит обоз-
рению. Последнее нужно для того, чтобы найти, а разум
— чтобы видеть. Итак, когда этот взор ум#, который мы
называем разумом, будучи брошен на какой-либо предмет,
видит его, — это называется знанием; а если ум не видит,
хотя и напрягает взор, — это называется невежеством или
незнанием. Ведь и этими телесными глазами не всякий,
кто смотрит, видит; это мы легко замечаем в темноте. Из
этого, полагаю, ясно, что одно дело взор, и совсем дру-
гое — видеть; в уме эти две вещи мы называем разумом
и знанием. Но, может быть, ты хочешь что-либо возразить
или находишь это различением недостаточно ясным?
Еводий. Я доволен этим различением и охотно с ним
соглашаюсь.
Августин. В таком случае скажи, для того ли, по твоему
мнению, мы бросаем взор, чтобы видеть, или для того
мы видим, чтобы бросить взор?
Еводий. Ни один слепой, конечно, не усомнится, что
взор существует для того, чтобы видеть, а не наоборот.
Августин. Следовательно, мы должны признать, что
видеть имеет гораздо большую цену, чем иметь взор.
Еводий. Несомненно.
Августин. Следовательно, и знание имеет большую цену,
чем разум.
Еводий. Нахожу это заключение последовательным.
Августин. Полагаешь ли ты, что бессловесные животные
лучше и счастливее людей?
Еводий. Пусть Бог хранит от подобного безумия.
Августин. Ты пришел в ужас вполне справедливо; но
к этому нас приводит высказанное тобой положение. Ты
сказал, что они имеют знание, но не имеют разума.
Человек же имеет разум, посредством которого с трудом
достигает знания. Но пусть он достигает и легко; что
такого особенного придает нам разум, что мы считаем
себя выше бессловесных животных, если они имеют знание,
а знание, как оказалось, следует ценить выше, чем разум?
238