Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Августин. В таком случае скажи, полагаешь ли ты, что
человеку — юноше или мужу, пожалуй даже (скажем безо
всяких околичностей) что и мудрому, если только ум у
него здрав, разум присущ непосредственно и постоянно,
как здоровое, например, состояние телу, если оно не
страдает от язв и от ран; или напротив, как способность,
например: ходить, сидеть, говорить, — может то прояв-
ляться, то не проявляться?
Еводий. Я полагаю, что здравому уму всегда присущ
разум.
Августин. Ну, а то, что мы, спрашивая ли другого, или
сопоставляя одно с другим, с чем уже согласились прежде
или что очевидно само по себе, доходим до познания
какой-либо вещи, — это всегда делается именно нами
или с помощью стороннего мудреца?
Еводий. Не всегда. Ибо и всякий человек, и человек
мудрый, как я полагаю, не всегда сам ли по себе, или с
кем другим, доискивается чего бы то ни было посредством
рассуждения: потому что тот, кто доискивается, еще не
нашел; следовательно, если бы он всегда доискивался, то
никогда бы не находил. Но мудрый нашел уже по крайней
мере (чтобы не упоминать о чем-либо другом) саму муд-
рость, которой, будучи еще глупым, доискивался пожалуй
и посредством рассуждения, или каким-либо иным спо-
собом.
Августин. Ты говоришь верно. Так уясни же, пожалуйста,
для себя, что то не есть сам разум, когда мы посредством
чего-либо, с чем согласились или что знаем, доходим до
чего-то прежде неизвестного; потому что это, как мы
теперь согласились с тобою, не всегда присуще здравому
уму; а разум присущ всегда.
Еводий. Понимаю, но к чему это?
Августин. А к тому, что незадолго до этого ты сказал
(и я, по-твоему, непременно должен был с этим сог-
ласиться), что мы имеем знание прежде разума, на том
основании, что разум, ведя нас к неизвестному, опирается
на что-либо уже известное; между тем как в настоящее
время мы нашли, что это, когда оно делается, не следует
называть разумом; потому что здравый ум не всегда это
237