Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Но определение будет гораздо неправильнее обоих при-
веденных, если оно говорит ложь и в первоначальном
предложении, и по перестановке. Таковы следующие два:
человек есть животное белое; человек есть животное чет-
вероногое. Скажешь ли, что всякий человек есть животное
белое или четвероногое, или скажешь в обратном порядке,
— одинаково скажешь ложь. Но разница будет в том,
что первое определение простирается на некоторых людей,
ибо немало есть людей белых; но последнее не простирается
ни на кого, потому что четвероногого человека нет вообще.
Усвой это на всякий случай для проверки определений,
чтобы судить об их правильности, излагая их в виде
предложения и делая в них перестановку. Много по этому
предмету преподается и другого, многословного и очень
темного; я постараюсь познакомить тебя с этим понемногу,
когда это окажется кстати.
Теперь обрати внимание на данное нами определение
и, рассмотрев его, как человек уже более сведущий, исправь.
Мы нашли, что, будучи определением чувства, оно обнимает
собою нечто, что не есть чувство, и поэтому, если сделать
в нем перестановку, не будет истинно. Так истинно,
пожалуй, то, что всякое чувство есть испытываемое телом
состояние, не укрывающееся от души, как истинно и то,
что всякий человек есть животное смертное; но как ложно
то, что всякое смертное животное есть человек, потому
что и бессловесное животное смертно, так ложно и то,
что всякое испытываемое телом состояние, не укрываю-
щееся от души, есть чувство, потому что у нас в настоящее
время растут ногти и это от души не укрывается, мы это
знаем, однако же не чувствуем, а узнаем посредством
умозаключения. Чтобы исправить первое определение че-
ловека, мы прибавили к нему слово "разумное"; благодаря
этому прибавлению из него исключены животные бессло-
весные, которые в нем содержались, и определение в
таком виде не уже обнимает ничего, кроме человека, а
человека обнимает всего. Не думаешь ли ты, что таким
же точно образом следует прибавить нечто и к нашему
определению чувства, чтобы этим исключить из него то,
232