Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/234"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Глава XXV
Августин. Скажу, и с большим удовольствием. Но сосре-
доточься: то, что скажу я, будет иметь значение для всего
дальнейшего. Определение должно содержать не более и
не менее того, что нужно для уяснения дела; в противном
случае оно неправильно. Действительно ли оно не имеет
этих недостатков, это разъясняется перестановкой. Яснее
ты увидишь это из следующих примеров. Положим, что
ты спросил бы меня: что такое человек; а я определил
бы его следующим образом: человек есть животное смер-
тное. Из того, что сказанное мною истинно, не следует,
что ты должен признать и определение верным. Прибавив
к нему слово "всякий", ты должен сделать в нем перес-
тановку и посмотреть, останется ли оно истинным и после
перестановки, т. е. как истинно то, что всякий человек
есть животное смертное, также ли истинно будет и то,
что всякое животное смертное есть человек. Увидев, что
последнее ложно, ты должен отвергнуть определение в
силу того недостатка, что оно обнимает чужое: потому
что не один только человек есть животное смертное, но
и всякое бессловесное животное — смертно. Это опреде-
ление человека обыкновенно исправляется тем, что к
"смертному" прибавляется "разумное", потому что человек
есть животное смертное и разумное, и как всякий человек
есть животное разумное и смертное, так и всякое разумное
и смертное животное есть человек. Следовательно, прежнее
определение неправильно вследствие того, что обнимает
лишнее, а последнее верно, потому что содержит всякого
человека и не содержит ничего более, кроме человека. Но
его можно неправомерно сузить, прибавив слово "грамот-
ное". Ибо хотя всякое животное разумное, смертное и
грамотное есть человек, однако очень многие люди, которые
неграмотны, не будут подпадать под это определение.
Итак, определение это в первоначальном виде будет лож-
ным, но если сделать в нем перестановку, оно истинно.
Ибо ложно, что всякий человек есть животное разумное,
смертное и грамотное; но истинно, что всякое разумное,
смертное и грамотное животное есть человек.
231