Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/23"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
— Я не называю знанием то знание, заявляющий о
котором иногда обманывается. Ибо знание состоит не
только в понимании вещей, но в таком понимании, при
котором нет места никакому ни заблуждению, ни коле-
банию. А потому правы те философы, которые утверждают,
что знание присуще мудрым, которые, помимо непосред-
ственного восприятия, также и в самих себе содержат
образы того, что созерцают и чему следуют. Тот же, кого
ты привел в пример, как нам всем известно, нередко и
ошибался. Как же я могу назвать его знающим, когда он
порою лгал, а ведь я не назвал бы его знающим даже
тогда, когда он был бы всегда прав, но правду эту говорил
нерешительно. Сказанное мною относится ко всем толко-
вателям, астрологам и провидцам. Или, возможно, вы
приведете хоть один пример, который бы меня опровергал?
О пророках же я умолчу, ибо они пророчествовали не
своим разумением. Далее, что касается твоего утверждения,
будто бы человеческие вещи — этр вещи, принадлежащие
людям, ответь, считаешь ли ты что-нибудь нашим из того,
что может дать или отнять у нас случай? И когда ты
говоришь о знании человеческих вещей, имеешь ли ты
при этом в виду знание о своем и чужом имуществе,
имениях, деньгах и т. п.? А, быть может, истинное знание
человеческих вещей — это знание света благоразумия,
красоты воздержания, силы мужества, святости справед-
ливости? Ведь именно это мы, не боясь никакой фортуны,
только и можем назвать своим. И если бы упомянутый
тобой Альбицерий имел именно это знание, то, поверь,
никогда не жил бы столь невоздержано и безобразно. Что
же касается его угадываний, то, возможно, если что-либо
приходит нам на ум или держится у нас в памяти, оно
также может ощущаться некоторыми презренными воз-
душными существами, которых зовут демонами и которые,
пожалуй, превосходят нас остротой и тонкостью вос-
приятий, но, убежден, уступают разумом. Как это все
происходит — нам понять не дано, но, удивляясь, скажем,
пчелке, чье непостижимое для нас чутье неизменно выводит
ее к меду, мы ведь еще не ставим ее выше себя и даже
не сравниваем с собой.
20