Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Августин. Ну, а не очевидно ли тебе, что мое тело
находится в одном месте, а твое — в другом?
Еводий. Очевидно.
Августин. Однако же глаза твои чувствуют мое тело;
если же чувствуют, то непременно и испытывают; но они
не могут испытывать там, где нет того, что они испытывают;
а между тем их нет там, где мое тело; следовательно, они
испытывают там, где их нет.
Еводий. Хоть я и согласился со всем тем, с чем казалось
мне нелепостью не согласиться, однако этот последний
вывод нелеп до такой степени, что я согласен скорее
признать, что в предшествующем сделал какую-нибудь
неосмотрительную уступку, чем сам вывод признать за
истинный. Ведь я и во сне не решился бы сказать, что
глаза мои чувствуют там, где их нет.
Августин. В таком случае припомни, на каком месте
ты вздремнул: разве ускользнуло бы что-нибудь вследствие
твоей неосторожности, если бы ты был так же внимателен,
как незадолго перед этим?
Еводий. Я действительно стараюсь вспомнить и снова
обдумать все, о чем мы говорили; но не вижу с достаточной
ясностью, в уступке чего я должен был бы раскаиваться,
кроме разве того, что, когда мы видим, чувствуют наши
глаза. Чувствует, быть может, само зрение.
Августин. Пусть будет так. Зрение действительно про-
стирается вовне, и благодаря глазам проникает так далеко,
что может повсюду осматривать то, что мы видим. От
этого так бывает, что оно скорее видит там, где находится
то, что оно видит, но не там, откуда оно исходит, чтобы
видеть. В таком случае, когда ты видишь меня, то не ты,
собственно, видишь?
Еводий. Какой безумец скажет это? Во всяком случае,
вижу я; но вижу зрением, исходящим вовне благодаря
глазам.
Августин. Если же ты видишь, то ты и чувствуешь;
если ты чувствуешь, то ты и испытываешь; ты не можешь
испытывать что-либо там, где тебя нет; там, где ты меня
видишь, там нахожусь я; следовательно, ты испытываешь
меня там, где нахожусь я. Но если там, где нахожусь я,
226