Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Августин. После этих слов может показаться, что по
твоему мнению и те, кто ходят по канату, имеют душу
большую, нежели те, которые этого делать не могут.
Еводий. Это совсем другое дело; тут всякий увидит
искусство.
Августин. А почему именно искусство? Не потому ли,
что он изучил его?
Еводий. Конечно.
Августин. Так почему же ты не считаешь искусством
изучение чего-либо другого?
Еводий. Напротив, я не отрицаю, что все, подлежащее
изучению, относится к искусству.
Августин. Стало быть наш герой не научился у родителей
подавать знаки при помощи телодвижений?
Еводий. Научился.
Августин. В таком случае ты должен согласиться, что
и это есть дело своего рода подражательного искусства, а
не увеличения души вследствие возраста.
Еводий. С этим согласиться я не могу.
Августин. В таком случае не все, что изучается, относится
к искусству, хоть ты только что и согласился с этим.
Еводий. Непременно к искусству.
Августин. Значит тот не научился подавать телодви-
жениями знаки, с чем ты также было согласился.
Еводий. Он научился; но это не относится к искусству.
Августин. Но незадолго до этого ты сказал, что то, что
изучается, относится к искусству.
Еводий. Пожалуй, я готов признать, что умение говорить
и подавать знаки при помощи жестов относится к искусству,
поскольку мы этому учимся. Но только те искусства,
которые мы изучаем, наблюдая за другими, — это одно,
а те, которые влагаются в нас учителями, — совсем другое.
Августин. Какие же из этих искусств, по твоему мнению,
усвояет душа в силу того, что делается больше? Уж не
все ли?
Еводий. Думаю, что не все, но только первые.
Августин. А не из этого ли рода искусств будет, на
твой взгляд, искусство ходить по канату? По-моему и это
214