Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Августин. Представь же, что кто-нибудь родился и вырос
там, где люди не говорят вообще, а передают друг другу
свои мысли посредством мимики и жестов. Не думаешь
ли ты, что и он будет делать то же, и что тот не будет
говорить, кто не будет слышать речи?
Еводий. Не спрашивай меня о том, чего быть не может.
Разве можно представить себе столь странное общество?
Августин. Неужели ты не видел в Медиолане юношу
прекрасного телосложения и в высшей степени достойного,
который, однако же, был нем и глух, и других понимал
только по движениям тела, и сам выражал свои мысли
тем же способом? Этим он приобрел особую известность.
Я же знал одного крестьянина, который прекрасно говорил
и от жены, также говорящей, родил всех детей, четырех
или более того (теперь точно не припомню) мальчиков и
девочек, немыми и глухими. Они были немы, так как не
могли говорить; а поскольку они замечали подаваемые им
знаки только глазами, то считались и глухими.
Еводий. Первого я хорошо знаю, а относительно других,
которых не знаю, верю тебе. Но что же из этого следует?
Августин. Но ведь ты сказал, что не можешь представить
себе, чтобы кто-нибудь родился среди таких людей.
Еводий. Я и теперь говорю то же самое; потому что
ты, полагаю, согласишься, что эти люди родились среди
тех, которые говорили.
Августин. Я этого не отрицаю; но коль скоро нам
известно, что такие люди существуют, то представь, пожа-
луйста, что глухие мужчина и женщина вступили в брак,
а затем, заброшенные судьбою в пустыню, где однако же
могли бы жить, родили сына с нормальным слухом. Как
стал бы он разговаривать со своими родителями?
Еводий. А не иначе, разумеется, как подавая телодви-
жениями знаки, какие подавали бы ему и родители. Но
очень малое дитя не могло бы делать и этого. Поэтому
мой довод остается в силе. Получает ли душа с возрастом
способность говорить или подавать знаки движениями —
это разница несущественная; потому что и то, и другое
одинаково относится к душе, которую мы не желаем
признать возрастающей.
213