Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/213"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
только тот и живет хорошо и честно; и только такового
следует считать имеющим добродетель и ею живущим.
Августин. Ты хорошо говоришь; но полагаю, от тебя
не укрылось и то, что круг имеет больше сходства с
душевной доблестью, чем какая-либо другая из плоских
фигур. Отсюда у Горация тот превозносимый всеми стих,
в котором он говорит, когда ведет речь о*мудром:
Сильный, в себя самого весь свернувшийся и округленный*.
И это верно. Ибо как в числе добрых душевных качеств
не найдешь ничего, что во всех отношениях соответствовало
бы самому себе более, чем добродетель, так и в числе
плоских фигур — более, чем круг. Поэтому, если круг
превосходит остальные фигуры не площадью, а некоторой
стройностью образа, то тем более следует думать о душевной
доблести, что она превосходит остальные душевные рас-
положения не тем, что занимает большее место, а некоторой
божественной соразмерностью и согласием в образе дейст-
вий. И когда отрок похвальным образом совершенствуется,
в чем по преимуществу разумеется это усовершенствование,
как не в душевной доблести? Или, по-твоему, это не так?
Еводий. Это очевидно.
Августин. Раз так, то ты не должен думать, будто душа
совершенствуется подобно телу, через рост. Совершенст-
вуясь, она достигает доблести, красота и совершенство
которой, как мы признали, зависит не от пространственной
величины, а от великой силы постоянства; и если, с чем
ты уже согласился, "больше" — это одно, а "лучше" —
совсем другое, то усовершенствование души с возрастом,
по моему мнению, не значит, что она делается больше,
но — лучше. Ведь если бы это происходило вследствие
увеличения тела, то и благоразумнее был бы тот, кто
длиннее или толще. Но полагаю, ты не станешь отрицать,
что в жизни мы подобной связи не наблюдаем.
Еводий. Кто стал бы это оспаривать? Однако же, так
как и ты признаешь, что душа совершенствуется с воз-
* Serm. lib. II, sat. 7, v. 60.
210