Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/21"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
тот необходимо и мудр. Итак, мудрым будет тот, кто
совершенным образом ищет истину, хотя бы он этой
истины и не достиг, так как под путем, ведущим к истине,
по моему мнению, следует понимать именно исследование
истины. Далее, я утверждаю, что мудрец не может быть
несчастлив. Всякий же человек или несчастен, или блажен.
Следовательно, блаженным делает не только открытие, но
уже только одно исследование истины.
Тогда Тригеций, смеясь, сказал:
— Поделом мне, раз я так доверчиво открываюсь
своему противнику! Я ведь, ты знаешь, не больно силен
по части определений. Впрочем, что было бы, если бы и
сам я начал просить тебя определить что-нибудь, а затем,
притворившись, что ничего не понял, стал настаивать на
определении слов, входящих в первое определение, по-
том — и во второе, и так без конца? Что, казалось бы,
сложного в определении понятия "мудрость"? Однако же,
сам не знаю почему, едва только это понятие как бы
выйдет из гавани нашего ума, тотчас же встречает шквал
всевозможных порицаний. А, поэтому, или давай откажемся
от определения мудрости вообще, или же пусть наш судья
примет его под свое покровительство.
Видя, что близится ночь, а также принимая во внимание
то, что возникает уже как бы новый вопрос, я решил
отложить диспут на другой раз. Тут следует заметить, что
мы начали наши рассуждения ближе к вечеру, так как
большую часть дня провели, распоряжаясь по хозяйству,
а затем изучали первую книгу Вергилия.
Состязание третье
6. Едва рассвело, мы тотчас приступили к продолжению
дела. Я сказал:
— Ты, Тригеций, попросил вчера, чтобы я оставил
обязанности судьи и взял под защиту мудрость, как будто
кто-либо из вас является ее противником или же, защищая
ее, наносит ей тем самым урон! А, между тем, вы оба
стремитесь к ней, хотя никак не можете сойтись в ее
определении. Далее, даже если ты считаешь себя несосто-
18