Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/205"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Глава XII
Августин. В самом деле, посмотри, какую имеет она
силу. Ею начинается линия, ею же заканчивается; мы
видели, что из прямых линий не может образоваться
никакой фигуры, если ею не завершится угол. Затем, если
линия может быть рассечена в каком-либо месте, она
рассекается ею; и соединяется всякая линия с линией
только ее посредством. Наконец, разум показал, что из
всех плоских фигур (ибо о высоте мы еще не говорили
ничего) следует предпочитать ту, которая очерчивается
круговой линией, по причине ее высшего равенства; а
само это равенство устанавливается ничем иным, как
лежащею в середине ее точкой. Можно было бы много
говорить о ее могуществе, но я буду умерен и предоставлю
тебе самому обдумать остальное.
Еводий. Пусть будет так; я не буду скучать и над
исследованием более темных вещей; а теперь, как мне
кажется, я достаточно вижу великую силу этого знака.
Августин. Теперь обрати внимание на следующее. Ты
узнал, что такое знак, что такое долгота и что такое
широта. Что из этих трех, по-твоему, нуждается в другом,
в чем именно, и нуждается ли так, что без другого не
может существовать?
Еводий. Мне думается, широта нуждается в долготе, без
которой ее вовсе нельзя представить. Затем я нахожу, что
долгота, хотя и не нуждается для своего существования в
широте, но без упомянутого знака (точки) быть не может.
Знак же, очевидно, существует сам по себе и ни в чем
другом не нуждается.
Августин. Это так. Но рассмотри внимательнее, дейст-
вительно ли широта может быть рассекаема со всех сторон,
или есть сторона, с которой и она не допускает сечения,
хотя допускает его более, чем линия.
Еводий. Решительно не понимаю, откуда бы она не могла.
Августин. Думаю, что ты забыл, потому что не знать
этого ты никак не можешь. Я наведу тебя на мысль так:
ты, конечно, представляешь себе широту, не придавая ей
мысленно никакой высоты?
202