Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/204"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
множество частей. Впрочем, я предоставляю найти это
тебе самому.
Еводий. По-моему, не может быть делимо то, что мы
назвали в фигуре серединой, из которой проводятся линии
% к окраинам. Если бы она была делима, то не могла бы
не иметь долготы или широты. Имей она одну долготу,
из нее уже нельзя будет проводить указанные линии, так
как она сама будет линией. Если же она будут иметь еще
и широту, то потребует для себя другой середины, из
которой к окраинам широты проведутся линии. И то и
другое отвергается разумом. Следовательно, она есть то,
что не может быть делимо.
Августин. Ты прав. Но не представляется ли тебе
чем-либо таким и то, откуда начинается линия, хотя бы
самой фигуры, о середине которой мы говорим, еще и
не было? Я имею в виду то начало линии, откуда начинается
долгота, которую ты должен представлять без всякой
долготы. Поскольку когда ты представляешь долготу, то
уже никоим образом не представляешь того, откуда начина-
ется сама долгота.
Еводий. Представляется таким вполне.
Августин. И это, что ты, по-моему, уже понял, есть
самое могущественное из всего, о чем мы говорили. Оно
есть то, что не допускает никакого деления и называется
точкой (punctum), если находится в середине фигуры; а
если представляет собою начало линии или линий, или
даже конец их, или вообще обозначает нечто такое, что
следует представлять не имеющим частей, и в то же время
не занимает середины фигуры, — называется знаком
(signum). Следовательно, знак есть метка без отношения
к чему-либо; а точка есть метка, указывающая середину
фигуры. Мне хотелось бы сразу условиться относительно
этих названий, чтобы не оговаривать все это в процессе
рассуждений. Очень многие, впрочем, называют точкой
середину не всякой фигуры, а только круга или шара; но
мы не станем теперь углубляться в тонкости различных
определений.
Еводий. Согласен.
201