Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XI
Августин. Да какая же, как не та, окраина которой
отовсюду однообразна, без помехи равенству со стороны
какого-либо угла, и от средины которой ко всем частям
окраины могут быть проведены равные ли#ии?
Еводий. Думаю, что я уже понимаю. Мне кажется, что
ты имеешь в виду фигуру, окаймленную круговой линией.
Августин. Ты понял верно. Теперь обрати внимание на
следующее. Из предшествующего рассуждения мы узнали,
что под линией понимается одна долгота и ей не придается
никакой широты; потому-то она не может быть делима
вдоль своей длины. Полагаешь ли ты, что можно предс-
тавить какую-либо фигуру без широты?
Еводий. Решительно нет.
Августин. Ну, а сама широта может ли не иметь долготы,
может ли существовать одна широта подобно тому, как
мы выше говорили о долготе без широты, или не может?
Еводий. По моему мнению, не может.
Августин. Если не ошибаюсь, ты понимаешь также, что
широта может быть делима с каждой стороны, тогда как
линия продольно не может.
Еводий. Это ясно.
Августин. Что же, по-твоему, следует ставить выше: то,
что может быть делимо, или то, что не может?
Еводий. Разумеется то, что не может.
Августин. Следовательно, ты предпочитаешь линию ши-
роте? Ведь если нужно предпочитать то, что не может
быть делимо, то мы должны непременно предпочитать и
то, что менее делимо. Широта же делима со всех сторон,
а долгота только поперек, так как деления продольного
не допускает; поэтому она превосходнее широты. Или ты
с этим не согласен?
Еводий. Разум принуждает согласиться с тем, что ты
говоришь.
Августин. Теперь, если угодно, поищем что-либо в
таком роде, что вообще не может быть делимо. Ведь такое
будет превосходнее даже самой линии: потому что линия,
как ты видишь, может быть рассечена на бесчисленное
200