Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Еводий. Думаю, что может.
Августин. Каким образом?
Еводий. Если два угла будут более сжаты, а два —
более открыты.
Августин. Но замечаешь ли, что и два более сжатые,
и два более открытые угла взаимно противоположны друг
другу?
Еводий. Совершенно верно и ясно.
Августин. Следовательно, ты и здесь наблюдаешь, что
равенство, насколько оно могло сохраниться, сохранилось,
ибо видишь: коль скоро фигура образуется из четырех
равных линий, то уже никак не может быть, чтобы не
были равными между собой или все, или два и два угла,
и притом те, которые равны, взаимно противоположны
друг другу.
Еводий. Вижу и весьма твердо в этом убежден.
Августин. А не поражает ли тебя такая и столь пос-
тоянная своего рода справедливость даже в этих вещах?
Еводий. Каким это образом?
Августин. Да ведь, я полагаю, справедливостью мы
называем не что иное, как равномерность, а равномерность,
по всей видимости, получила свое название от известного
равенства. Но что в этой добродетели составляет равно-
мерность, как не то, чтобы каждому причиталось свое?
Отдавать же каждому свое нельзя без некоторого разли-
чения. Или ты думаешь иначе?
Еводий. Это совершенно ясно, и я вполне с этим
согласен.
Августин. Ну, а есть ли, по-твоему, какое-нибудь разли-
чение, если все между собою равно и ничем решительно
взаимно не отличается?
Еводий. Вовсе нет.
Августин. Итак, справедливость сохраняется только в
том случае, если в вещах, в которых она сохраняется,
существует некоторое, так сказать, неравенство и несход-
ство.
Еводий. Понимаю.
Августин. Следовательно, если мы признаем, что эти
фигуры, о которых говорим, несходны между собою: одна
197