Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/20"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Если я не ошибаюсь, прямой-то путь жизни и называется
мудростью.
Лиценций отвечал:
— Ничто мне не кажется таким смешным, как подобное
определение.
— Возможно, — сказал Тригеций, — это и смешно,
но я бы попросил тебя, прежде чем смеяться, хорошенько
подумать, ибо нет ничего постыднее смеха, который сам
заслуживает насмешки.
— Ладно, — согласился Лиценций, — со смехом
обождем. Тогда ответь мне вот на что: признаешь ли ты,
что смерть противоположна жизни?
Тригеций признал.
— А разве путь жизни — это не тот путь, которым
следует идти, дабы смерти избежать?
Тригеций признал и это.
— Итак, если какой-нибудь путник следует прямой
^дорогой, так как слышал, что в лесах полно разбойников
и сворачивать попросту опасно, то неужто уже из одного
* этого следует, что сей путник — мудрец?
Я согласился, что, хотя мудрость и такой путь, но все
же не один он — мудрость. И, поскольку определение
не должно включать в себя ничего чуждого предмету
определения, я попросил снова попробовать определить,
что же такое мудрость.
Тригеций долго молчал, а потом сказал:
— Определю, пожалуй, снова: мудрость есть прямой
путь, ведущий к истине.
— И это, — возразил Лиценций, —легко опровергается.
Разве у Вергилия мать не говорит Энею: "Только иди, и
куда поведет тебя путь, свой шаг направляй"? Следуя этим
путем, он доходит туда, куда сказано, т. е. к истине. Нас-
таивай, если угодно, что можно считать мудростью то,
куда он ставил ногу. Впрочем, я совершаю глупость,
стараясь опровергнуть это твое определение, поскольку
°но как нельзя лучше подтверждает мое мнение. Ибо
мУдростью ты назвал не саму истину, а путь, ведущий к
ней. Поэтому тот, кто пользуется этим путем, вполне
пользуется и мудростью; тот же, кто пользуется мудростью,