Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
меры, которая есть мать порядка) говорит сама с собою
и размышляет хорошо образованная душа. Так как она
тщательно наблюдает силу и могущество чисел, то ей
будет казаться крайне недостойным и крайне печальным,
если ее знание будет стройно, как прекрасный стих, и
благозвучно, как цитра, а ее жизнь и сама она, душа,
будет идти путем ложным, и, отдавшись во*власть похоти,
разделять себя с собою гнусным скрипом пороков.
Когда же она приведет себя в надлежащий вид и
порядок и сделается стройной и прекрасной, тогда получит
дерзновение видеть Бога, видеть самый источник, из
которого истекает всякая истина, видеть Самого Отца
истины. Боже великий, что это будут за глаза, как они
будут здоровы, как прекрасны, как зорки, как тверды, как
светлы, как блаженны! А что увидят они? Что, спрашиваю?
Как представим мы это себе, как оценим, как выразим?
Вертятся на языке слова обыденные, и все они загрязнены
ничтожнейшими предметами. Скажу одно: они обещают
нам такое зрелище красоты, по подражанию которой все
остальное — прекрасно, но по сравнению с которою —
безобразно. Кто увидит эту красоту (а увидит тот, кто
хорошо живет, хорошо молится, хорошо занимается на-
укой), такого разве поколеблет когда-нибудь то обстоя-
тельство, что один, желая иметь детей, не имеет их, а
другой выбрасывает их, потому что имеет слишком много;
иной ненавидит и тех, которые только должны родиться,
а иной любит родившихся? Не отвергнет ли он всячески
мысль, что может что-либо быть такое, что не совершилось
бы пред лицом Бога в установленном Им для всего
необходимом порядке, не исключающем, однако же,
действительности молитв к Богу? Да и когда вообще
заставят поколебаться мужа праведного какие-либо тяготы,
какие-либо дары и подношения фортуны? Ибо в этом
чувственном мире необходимо принимать в постоянное
соображение время и место: когда что-либо доставляет
удовольствие в части места ли, времени ли, то целое,
частью которого оно является, должно быть представлено
гораздо лучшим; и опять-таки, если что кажется несооб-
разным в части, человеку ученому будет ясно, что оно
180