Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
возобновили свой спор, но я его прервал и уговорил
оставить все на утро, а нынче отправиться в бани.
Состязание второе
4. Когда на другой день мы уселись вместе, я сказал:
— Продолжайте начатое вчера.
Тогда Лиценций:
— Если не ошибаюсь, мы отложили спор по моей
просьбе, так как определить заблуждение было для меня
очень трудно.
— Верно, — говорю, — ты прав, и я искренне желаю,
чтобы это было для тебя добрым предзнаменованием для
всего последующего.
— Итак, выслушай, — сказал он, — что сказал бы я
вчера, если бы ты не прервал спор: заблуждение, по моему
мнению, есть утверждение лжи, принимаемой за истину.
В него никогда не впадет тот, кто полагает, что истину
всегда следует искать. Ведь не станет же утверждать ложь
тот, кто вообще ничего не утверждает. Поэтому, он не
может и заблуждаться, а быть блаженным может весьма
легко. Чтобы далеко не ходить за примерами, скажу: если
бы мы сами могли проводить каждый день так же, как
вчерашний, то и нас вполне можно было бы считать
блаженными, ибо мы провели время в великом сердечном
покое, освободив дух от всякой телесной грязи и от огня
страстей, давая, насколько это человеку возможно, занятие
разуму, т. е. жили именно той божественной частью души,
в которой, по установленному нами же вчера определению,
и заключается блаженная жизнь, хотя, как мне думается,
мы ничего не нашли, а только искали. Итак, блаженная
..<изнь может быть достигаема человеком одним лишь
исследованием истины, пусть даже эта истина не может
быть открыта вообще. Обрати внимание, с какой легкостью
устраняется твое определение общим понятием! Ты сказал,
что заблуждаться — значит всегда искать, но никогда не
находить. Но, представь, что кто-то ничего не ищет, но,
скажем, в силу своей слепоты, средь бела дня полагает,
что наступила ночь. Что же он, по-твоему, не заблуждается?
15