Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/167"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
таким образом могут жить или люди божественные, или
не без божественной помощи.
— Эти правила жизни, — заметил я, — которые тебе,
Алипий, понравились, хотя и выражены моими словами,
но изобретены не мной, что тебе, впрочем, прекрасно
известно. Ими переполнены книги людей великих и почти
божественных; я счел нужным высказать их не ради тебя,
а ради этих юношей и с той только целью, чтобы они
не имели права ими пренебречь. Ибо я хочу, чтобы мне
верили только как учащему и представляющему доказа-
тельства; полагаю, что и ты вставил свое слово для
большего их возбуждения ввиду величия предмета. В самом
деле, не для тебя же должно быть делом трудным следовать
тому, что ты схватил с такой жадностью и к чему рванулся
с такою стремительностью своей удивительной природы,
что я для тебя сделался учителем слова, а ты для меня
— учителем дела. Теперь нет ни малейшей причины или,
по крайней мере, повода лгать: ты, полагаю, вследствие
моей ложной похвалы не сделаешься более преданным
науке, наши же мальчики знают нас обоих, да и тот,
кому эта книга посылается, знает всех нас.
Число же людей добродетельных и преданных наилуч-
шим нравам, по моему мнению, ты, если думаешь то же,
что и говоришь, представляешь себе гораздо меньшим,
чем как оно представляется мне; но ведь многие из них
совершенно укрываются от тебя. Да и из числа известных,
многие скрывают то, что есть в них удивительного; потому
что все это находится в душе, которая недоступна для
чувств; и весьма часто, желая приноровиться к разговорам
людей порочных, человек говорит то, что одобряет или
желает только для вида. Многое делает он даже против
своего желания, во избежание или ненависти людской,
или вздорных сплетен. Отсюда-то так и бывает, что многих
мы считаем не такими, каковы они на самом деле и
какими их знают друзья. В этом ты можешь убедиться
по тем некоторым великим духовным дарам наших друзей,
о которых известно только нам одним. Это заблуждение
происходит главным образом из-за того, что многие обра-
щаются к добродетельной жизни не вдруг; и пока не
164