Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
— Что же мы скажем? — спросил я. — Если Бог
правосуден потому, что творит суд над добрыми и злыми,
то Он не был правосуден, когда не было зла.
При этом, пока они молчали, я заметил, что в разговор
хочет вмешаться Тригеций, и я подал ему знак.
— Бог, — сказал он, — правосуден вообще. Он может
различить добро и зло, даже если бы они и не существовали,
в силу лишь того, что Он правосуден. В самом деле,
когда мы говорим, что Цицерон исследовал заговор
Каталины благоразумно, проявил умеренность, не запятнав
себя никакой корыстью, чтобы пощадить злых, со всей
справедливостью предал их высшему наказанию сената,
мужественно перенес все стрелы врагов и, как сам выра-
жается, громаду зависти, — неужели, спрашивается, не
было бы в нем всех этих добродетелей, если бы Каталина
не приготовил для республики столь великой опасности?
Добродетель и в человеке должна рассматриваться сама
по себе, а не по какому-либо делу этого рода, а тем
более так должна она рассматриваться в Боге, если,
впрочем, при ограниченности понятий и слов, позволитель-
но в этом отношении так или иначе сопоставлять их
между собой. Чтобы понять это, скажем так. Поелику Бог
всегда был правосуден, то, когда явилось зло, которое
надлежало отделить от добра, Он тотчас же стал воздавать
каждому по заслугам; ибо в этом случае Ему не нужно
было учиться правосудию, а только приложить к делу то,
чем Он обладал всегда.
Когда Лиценций и мать одобрили это мнение, я спросил:
— Ну, Лиценций, что ты теперь скажешь? Оправдывает-
ся ли твое суждение, что "помимо порядка ничего не
бывает", — суждение, которое ты так настойчиво защищал?
Ибо действие, вызвавшее к бытию зло, не есть действие
в божественном порядке.
— Я, — сказал он, — удивляюсь и чувствую некоторую
неловкость от того, что так неожиданно потерял свое дело.
Так вот, теперь я решительно утверждаю, что порядок
свое начало получил с того момента, с которого началось
зло.
158