Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
понимаемы. Эта истинная и, так сказать, подлинная
философия своей задачей имеет не что иное, как научить,
что служит безначальным Началом всех вещей, какой в
Нем пребывает разум и что от Него, помимо всякого
повреждения, происходит для нашего спасения. Об этом
едином Боге: Отце, Сыне и Святом Духе учит достопок-
лоняемая религия, освобождающая народы силой чистой
и непоколебимой веры, — учит не смутно, как говорят
о ней одни, и не недостойно Божества, как утверждают
другие. Что же касается того, что Всевышний Бог благо-
волил принять и носить наше человеческое тело, то чем
более кажется это низким, тем более оно исполнено
милости и тем менее имеет общего с человеческим вы-
сокоумием.
А откуда душа ведет свое начало, зачем она живет в
этом мире, насколько зависит от Бога, что имеет своего
собственного и что вносит в ту или иную природу,
насколько подлежит смерти и чем оправдывается ее бес-
смертие — разве все эти вопросы не заслуживают того,
чтобы заняться их изучением? Без сомнения — да! Но
об этом мы поговорим чуть позже, пока же прошу вас
принять к сведению следующее: если кто-либо осмелится
добиваться знания этих предметов необдуманно и нарушая
требуемый порядок научных занятий, тот променяет свою
любознательность на преступное любопытство, ученость —
на легковерность, сомнения — на неверие. Поэтому-то я,
услыхав только что ваши столь хорошие и дельные ответы,
и удивился, откуда это у вас, хотя, в то же время, не
могу и не соглашаться с ними. Посмотрим, однако, как
долго сможете вы продержаться. Теперь пусть прочитают
нам слова Лиценция, который, уж и не знаю, чем занятый,
так давно устранился от нашего разговора, что и ему, мне
кажется, придется читать высказанное нами в его от-
сутствие, как и тем из наших друзей, которые не присут-
ствуют теперь с нами. Иди-ка, Лиценций, сюда, и поста-
райся впредь не отлучаться. Послушай, ты одобрил мое
определение того, что значит быть с Богом, и хотел,
насколько я мог понять, доказать, что ум мудрого пребывает
недвижимо с Богом. Меня сильно затрудняет следующее
153