Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/154"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
нования, называть их схемами и метаплазмами и не
избегать столь очевидных недостатков. Выбрось, однако
же, их из стихов, и сразу же ощутишь недостаток в самых
лучших приправах. А, с другой стороны, собери множество
всего этого в одно место — и все это грубое, противное,
отвратительное тотчас же тебе надоест. Внеси все это в
прозу или судебную речь, и тебе всякий посоветует
отправиться со всем этим выступать в балаган. Порядок,
управляющий и соразмеряющий все это, не терпит в
поэтической речи излишнего, а во всякой другой — ей
чуждого. Некоторая простота, даже как бы своего рода
грубость речи, своею противоположностью представляет в
особом свете ее оживленные обороты и прекрасные места.
Будь в ней одна простота и грубость, ты отбросил бы ее
как низкую; но, с другой стороны, не будь в ней этой
простоты и грубости, все те прекрасные места не выде-
лялись бы в ней, не господствовали бы, так сказать, в
своих границах и владениях, а мешали бы сами себе
собственным блеском и в целом производили бы беспо-
рядок.
5. И в этом случае красота зависит от порядка. Кто
не боится обманчивых умозаключений, прокрадывающихся
в сознание мало помалу, путем ли ослабления фальши,
или же вызывания согласия с нею? Однако, и в добро-
совестных состязаниях, будучи высказаны кстати, они часто
имеют такую силу, что, уж не знаю как, но благодаря
им становится сладким и самый обман. Не похвалить ли
порядок и за это?
Наконец, в музыке, в геометрии, в движениях небесных
светил, в непреложных законах чисел порядок господствует
до такой степени, что если бы кто-нибудь пожелал увидеть
его, так сказать, источник и самые сокровенные тайны,
он найдет их в этих науках или с их помощью будет к
нему безошибочно приведен. Ибо занятия этими науками,
если только предаваться им умеренно (впрочем, ничего
не следует здесь бояться, как излишества), воспитывают
в человеке такого борца и даже вождя философии, что
он сам восходит и возводит многих других к той высшей
мере, дальше которой нельзя и не следует уже искать
151