Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/136"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
— мы рассуждаем о порядке. К чему мне, впрочем,
пространно и цветисто восхвалять перед вами порядок,
будто бы я принадлежу к той школе, выходу из которой
по какому бы там ни было случаю я радуюсь? Слушайте,
если хотите, даже делайте, как хотите, но другой похвалы
порядку, ни более краткой, ни более, на мой взгляд,
истинной, сказать нельзя. Порядок есть то, что, если мы
будем его держаться в своей жизни, то прийдем к Богу,
а если не будем, — то и не прийдем. Но, если мои
чувства не обманывают меня относительно вас, это для
нас уже дело предрешенное, и мы надеемся, что достигнем
Бога. Поэтому вопрос о первом мы должны рассмотреть
и разрешить самым внимательным образом. Желал бы я,
чтобы при этом находились и все остальные, обыкновенно
принимающие с нами участие в подобных занятиях. Желал
бы я также, если бы это было возможно, чтобы не только
они, но и все наши друзья, способностям коих я всегда
удивляюсь, присутствовали здесь с таким же вниманием,
как и вы, — или, по крайней мере, только Зиновий,
который постоянно этого добивался, но которого я, в виду
обширности предмета, никогда не имел досуга удовлет-
ворить. Но поскольку моему желанию не суждено осу-
ществиться, то пусть они читают наши записи, так как
мы уже решили не терять ни одного слова из своих
рассуждений и заключать как бы в оковы письмен ус-
кользающие из памяти вещи с той целью, чтобы вновь
и вновь восстанавливать их в памяти. Этого, быть может,
требует и самый порядок, устроивший отсутствие многих
наших друзей. Ибо и вы в таком великом деле, так как
на вас одних возложена обязанность выполнить его, без
сомнения, употребите наибольшее напряжение духа; и
когда они, составляющие для нас предмет величайших
забот, прочитав наши записи, посчитают нужным что-либо
возразить, то тогда настоящее состязание даст повод к
новым состязаниям, в чем тоже будет виден свой настав-
ляющий порядок. Но теперь, насколько позволяют обсто-
ятельства, я буду, как и обещал Лиценцию, возражать ему,
хотя он почти уже довел до конца свое дело, если только
сможет оградить его твердой и прочной стеной защиты.
133