Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/132"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
легкомысленностью и непостоянством, или же так про-
изошло по какому-то божественному провидению и поряд-
ку, только не колеблясь говорю вам, что я вдруг охладел
в стихотворчеству. Другое, совершенно другое что-то
начинает теперь светиться в моей душе. Философия, соз-
наюсь, гораздо прекраснее, чем Тисба, чем Пирам, чем
сама Венера и Купидон, чем все эти страстные чувства.
При этом он со вздохом приносил благодарение Христу.
Говорить ли, что я принял это с удовольствием; да и
почему, собственно, не сказать? Пусть всякий другой
принимает, как хочет — я о том не забочусь.
Немного спустя наступил день, они встали, а я долго
со слезами молился Господу. И вот слышу, — Лиценций
весело и звучно распевает слова из псалма: "Боже сил,
обрати и просвяти лице твое, и спасемся" (Пс. LXXIX,
8). Этот стих, выйдя накануне после ужина из комнаты
по естественной нужде, он запел настолько громко, что
наша мать не смогла терпеть, чтобы в известном месте
распевались такие прекрасные слова. Других же слов он
не произносил, поскольку лишь недавно разучил напев,
и, как это часто бывает, наслаждался новой для себя
мелодией. Мать, как тебе известно, женщина чрезвычайно
набожная, начала выговаривать ему за то, что он выбрал
для пения псалма столь неприличное место.
— Как будто, — сказал он шутя, — если бы какой-
нибудь враг заключил меня в этом месте, Господь Бог не
услышал бы моего голоса!
Итак, поутру, возвратившись в комнату, Лиценций
подошел к моей кровати и спросил:
— Скажи мне по правде (ибо мы должны поступать
так, как этого хочешь ты), что ты обо мне думаешь?
— Что я думаю о тебе, — сказал я, взяв его за правую
руку, — это ты и сам чувствуешь, знаешь и понимаешь.
По моему мнению, ты вчера недаром так долго распевал
о том, чтобы Бог сил обратившемуся тебе явил лице свое.
Вспомнив об этом, он заметил:
— Ты сказал весьма много и совершенно истинно.
Меня и самого немало удивляет то обстоятельство, что я,
обнаруживший столько досады, когда ты отвлек меня вчера
129