Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/131"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
силы, не укрепленные изучением наук, окажутся несосто-
ятельными для того, чтобы защитить твои представления
о Боге, то это обстоятельство позволит тебе уяснить,
какими ты должен запастись силами, чтобы с большей
твердостью защищать их потом. С другой же стороны, я
желаю, чтобы настоящее наше состязание вышло более
обработанным, потому что я предназначаю его для человека
с тонким вкусом. Наш Зиновий часто и подолгу рассуждал
со мною о порядке вещей, и я никогда не мог удовлетворить
его пытливости в отношении столь возвышенного предмета,
частью по причине темноты этого предмета, частью по
недостатку времени. Постоянные отлучки истощили до
такой степени его терпение, что он, чтобы принудить
меня отвечать ему с большей тщательностью и обстоя-
тельностью, вызывал меня к тому даже стихами, и стихами,
заметь, хорошими, за что ты должен любить его тем более.
Эти стихи не могли быть тогда прочитаны тебе, потому
что ты был весьма далек от подобного рода занятий; не
могут быть прочитаны и теперь, потому что его отъезд
был так внезапен и столько при нем было суеты, что нам
не могло и в голову прийти что-либо подобное — а он
предполагал отдать их мне, когда я ему отвечу.
Много есть и других причин, почему наше состязание
должно быть отослано ему. Прежде всего, это — долг.
Затем будет вполне прилично подобным образом проде-
монстрировать его к нам благосклонности, какого рода
жизнь мы ведем в настоящее время. Наконец, он никому
не уступает в той радости, которую возбуждают надежды
на тебя. Ибо и тогда, когда он находился здесь, по дружбе
с твоим отцом, или, лучше сказать, с отцом всех нас, он
сильно беспокоился не столько о том, чтобы какая-нибудь
искорка твоих душевных способностей, которые он прилеж-
но наблюдал, осталась не раздутой моими стараниями,
сколько о том, чтобы она не была погашена твоим
небрежением. А когда он узнает, что ты занимаешься и
поэзией, то так будет доволен, что, мне кажется, я уже
вижу его прыгающим от радости.
8. — Мне, — сказал Лиценций, — лестны твои слова.
Не знаю, будете ли вы смеяться над моей юношеской
128