Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
антитезы (что нам приятно бывает и в речи), т. е. из
противопоставлений, образуется красота всех вместе взятых
вещей.
После этого он ненадолго замолк. Но затем, припод-
нявшись и обращаясь в ту сторону, где была постель
Тригеция, неожиданно заговорил:
— Скажи, пожалуйста, правосуден ли Бог?
Тот молчал, чрезвычайно, как признался после, удивлен-
ный и пораженный новым неожиданным вдохновением,
которое сквозило в речи его соученика и друга. Лиценций
же продолжил:
— Если ответишь, что Бог неправосуден, то поймешь,
конечно, какой подвергаешься опасности ты, только что
укорявший меня в неблагочестии. Если же, как нас и
вынуждает думать самый порядок, Бог правосуден, то Он
правосуден именно тем, что каждому распределяется свое.
Какое же может быть распределение там, где не соблюдается
никакого различия? Или какое может быть различие, если
все — добро? Да и что может быть признано существующим
вне порядка, если правосудие Божие воздаст и добрым и
злым, каждому по его заслугам? Но мы все признаем Бога
правосудным. Следовательно, порядок обнимает собою все.
Сказав это, он соскочил с постели, и, так как никто
не говорил ему ни слова, голосом уже более тихим сказал:
— Неужели ничего не ответишь мне и ты, который
меня вызвал на это?
— На тебя, вижу, нашел теперь новый дух благочес-
тия, — что ж, я готов отвечать, — сказал я ему. — Но
лучше я отвечу тебе днем, который, по-видимому, уже
наступает, если только этот свет, проникающий в окна,
не свет луны. Ибо, с одной стороны, нужно позаботиться,
чтобы все, так прекрасно сказанное тобою, Лиценций, не
было забыто. Разве прежде мы не пытались делать записи
подобных бесед? Я без околичностей выскажу тебе, что
думаю сам, но буду спорить с тобой, сколько смогу, так
как для меня не может быть большего торжества, как
быть побежденным тобою. Если же перед уловками или
тонкостью какого-либо заблуждения тех людей, сторону
которых я попытаюсь принять, твои слабые умственные
s Зак. 3644
127