Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/13"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
— Я отнюдь не представляю этого, — отвечает Триге-
ций, — но ведь я на этом и не настаивал.
— А вы, — спрашиваю я у других, — как думаете?
Тогда Лиценций сказал:
— Мне кажется, что можно, потому что те наши
предки, которых мы знаем, как людей мудрых и блаженных,
жили достойно и блаженно только лишь потому, что
искали истину.
— Благодарю, что выбрали меня судьей вместе с
Алипием, которому, признаюсь, я стал было завидовать.
Итак, поелику одному из вас кажется, что блаженная
жизнь может быть достигнута одним только исследованием
истины, а другому — не иначе, как ее обретением, Навигий
же незадолго до этого заявил, что хочет перейти на твою,
Лиценций, сторону, то я с нетерпением ожидаю услышать,
как вы будете защищать свои мнения! Ибо предмет этот
— огромной важности и заслуживает самого тщательного
рассмотрения.
— Если это столь серьезный предмет, — заметил
Лиценций, — то для его исследования требуются весьма
мудрые мужи.
— Не ищи, — говорю, — и особенно в этом городе,
того, что и вообще нынче трудно сыскать. Лучше поясни
смысл сказанного тобой, сказанного, полагаю, не наобум,
и ответь, на каком основании ты таким образом мыслишь.
Что же до твоего замечания, то, думаю, и малые люди
могут возрасти, когда исследуют великие предметы.
3. Лиценций сказал:
— Так как ты, я вижу, настойчиво побуждаешь нас
вступить в состязание, то позволь спросить, почему бы
не мог быть блаженным тот, кто ищет истину, хотя бы
ее и не нашел?
— А потому, — отвечал за меня Тригеций, — что от
блаженного мы ждем совершенства и мудрости во всем.
Тот же, кто еще только ищет, несовершенен. Поэтому я
решительно отказываюсь понимать, почему ты выставляешь
такого блаженным.