Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/128"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
скажи: как тебе кажется, этот защищаемый тобою порядок
— есть ли нечто доброе, или злое?
Он ворчливо ответил:
— Ты предложил такой вопрос, что я могу ответить
"первое" или "второе". Я вижу в этом нечто среднее.
Порядок, по-моему, не есть ни добро, ни зло.
— Но скажи, по крайней мере, — продолжал я, —
что ты считаешь противным порядку?
— Ничего,— отвечал он. — Ибо каким образом
что-либо может быть противным тому, что все обнимает,
все содержит? Ибо все, что будет противно порядку, по
необходимости, будет вне порядка. А вне порядка, по
моему мнению, ничто нет. Следовательно, не следует
ничего считать противным порядку.
— Неужели, — возразил Тригеций, — заблуждение не
противно порядку?
— Нисколько не противно. Ибо я не думаю, чтобы
кто-нибудь заблуждался без причины. Последовательность
же причин входит в порядок. И самое заблуждение не
только является следствием причины, но и производит
нечто, чему само служит причиной.
Тут Тригеций задумался, а я не помнил себя от радости,
видя, что юноша, сын дорогого друга, сделался и моим
сыном, и даже более — возвысился и стал мне другом,
и пока я бился, пытаясь отвадить его от занятий посред-
ственными науками, он оказался вдруг как бы на правах
полного хозяина, разом войдя в самую сущность фило-
софии. Пока я молча удивлялся и радостно волновался,
он, как бы неожиданно охваченный некоей мыслью,
воскликнул:
— О, если бы я мог выразить то, что хочу! Где вы,
слова, где? Помогите мне. Ибо добро и зло в порядке
вещей. Верьте, если хотите. Потому что объяснить это я
не умею.
7. Я удивлялся и молчал. Тригеций же, напротив,
оживился, становясь все более общительным и разго-
ворчивым, и сказал:
— Мне кажется, Лиценций, что утверждаемое тобою
нелепо и совершенно чуждо истины; ты только, пожалуйста,
125