Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
приносят своей густой тенью, своими бревнами и досками,
ветвями и листьями?
— Не отвечай, пожалуйста, так на его вопросы, —
сказал Лиценций. — Есть бесчисленное множество вещей,
от которых людям нет никакой пользы, или, если есть,
то такая неясная и сомнительная, что раскрыть или доказать
ее невозможно. Пусть лучше он сам докажет нам, что
бывает что-нибудь такое, чему не предшествует причина.
— Мы увидим это, — отвечал я, — после. Потому
что мне уже нет необходимости быть учителем, пока ты,
заявивший открыто, что имеешь точные сведения по этому
предмету, не научишь меня, крайне желающего научиться
и поэтому проводящего без сна дни и ночи.
— Что ты хочешь этим сказать? — возразил он. —
Не то ли, что я следую за тобою легче, чем те листья
за ветром, который бросает их в протекающую мимо воду,
так что они не только падают, но и уносятся? Нечто
подобное и будет, если Лиценций станет учителем Авгус-
тина, и притом — по существенным предметам философии.
— Не унижай, пожалуйста, — сказал я, — и себя
так, и не превозноси меня. Ибо и я дитя в философии,
и когда спрашиваю, не особенно забочусь о том, через
кого ответит мне Тот, Кто ежедневно слышит мои молитвы.
Пророком Его, я верю, некогда будешь и ты; и это
некогда, быть может, недалеко. А, между тем, даже и
другие, вовсе чуждые занятиям этого рода, могут кое-чему
научить, когда привлекаются к кружку рассуждающих как
бы цепями вопросов. "Кое-что" же — это отнюдь не
"ничто". Или ты не видишь (с удовольствием воспользуюсь
твоим сравнением), что те самые листья, которые летят
по ветру и уплывают по воде, до известной степени
сопротивляются уносящему их потоку и напоминают людям
о порядке вещей, если только справедливо то, что ты
защищаешь.
При этих словах он, соскочив от радости с кровати,
сказал:
— Кто станет отрицать, великий Боже, что ты управ-
ляешь всем в порядке? Как все направлялось к тому, с
какою точно рассчитанной последовательностью все спле-
123