Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
правление, могут теперь пользоваться ею и для питья, и
для купания, и, очевидно, их навело на эту мысль удобное
месторасположение источника. Но что в эту воду листья
нападали именно так, а не иначе, что и вызвало удивившее
нас явление, — сочтем ли мы и это происшедшим в
порядке вещей, а не в силу простого случая?
— То есть, — отвечал он, — кому-нибУдь, прекрасно
понимающему, что без причины ничего не происходит,
может показаться, что листья должны были или могли
упасть иначе, чем упали. Но зачем ты непременно хочешь,
чтобы я входил в подробное разъяснение деревьев и ветвей,
и самой тяжести, какую природа сообщила листьям? Зачем
мне исследовать подвижность воздуха, которая заставляет
их летать, их тяжесть, которая заставляет их опускаться,
все разнообразие их падения, зависящее от состояния
погоды, от их веса, формы и других бесчисленных и более
тайных причин? Подобные вещи укрываются от наших
чувств, укрываются совершенно. Но каким-то образом от
души не скрыто одно: без причины ничего не бывает;
этого достаточно для рассматриваемого нами вопроса.
Человек невыносимо надоедливый может продолжать до-
прашивать, какая-де была причина, что там посажены
деревья? Я отвечу: люди хотели использовать плодородие
почвы. А если это деревья не плодовые и выросли случайно?
И в таком случае я отвечу, что мы знаем мало. Ибо
взрастившая их природа вовсе не случайна. Прибавлять
ли еще что-нибудь? Или докажите мне, что может что-либо
произойти без причины, или верьте, что вне определенного
порядка причин не может быть ничего.
5. — Хотя, — сказал я ему, — ты и называешь меня
невыносимо надоедливым (а не быть таким я едва ли
мог, потому что помешал твоим беседам с Пирамом и
Тисбой), однако я продолжу свои вопросы. Эта природа,
в которой ты хочешь видеть порядок, для какого блага
(чтобы не говорить об остальных бесчисленных предметах)
произвела эти самые деревья, не приносящие плода?
Пока он раздумывал, что сказать, Тригеций отвечал:
— Да разве деревья полезны одними плодами? А
сколько есть другого: сколько очевидной пользы они
122