Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
рушить ту стену, о которой ты упомянул, прежде чем она
поднимется совершенно? Ибо отвратить меня от философии
может не столько поэзия, сколько неуверенность в воз-
можности открытия истины.
Тогда Тригеций торжественно провозгласил:
— Каково? Наш Лиценций уже не академик! А ведь
обыкновенно он защищает их с особой ревностью!
— Оставь это, пожалуйста, в данную минуту, — отвечал
тот, — пусть подобного рода хитрости и уловки не
отклоняют и не отрывают меня от какого-либо божест-
венного предмета, который начал представляться моей
мысли и к которому я с жадностью стремлюсь.
Тогда я, чувствуя, как радость переполняет меня, с
восхищением продекламировал стих из "Энеиды":
Так отец богов, так всевышний Аполлон
Да совершит; клади начало.
Ибо он сам, дающий в настоящее время предзнамено-
вание и проникающий в наши души, он сам и доведет,
если только пойдем туда, куда он велит идти. Но всевышний
Аполлон — это не тот Аполлон, который в пещерах, на
горах, в рощах, возбужденный чадом воскурений и гибелью
приносимых в жертву животных, овладевает душами исступ-
ленных, а Аполлон совершенно другой, справедливо на-
зываемый всевышним, а сказать без обиняков — сама
истина. Прорицатели же ее — все, кто может быть мудрым.
Итак, Лиценций, обнадеженные благочестием своего бо-
гопочитания, отправимся в путь, и своими стопами за-
топчем пагубный огонь смрадных страстей.
— Спрашивай же, прошу тебя, — сказал он, — если
только я в состоянии буду это нечто великое объяснить,
пользуясь и твоими, и своими словами.
— Прежде всего, — говорю я, — объясни мне, почему
тебе кажется, что эта вода стекает таким образом не
случайно, а в силу некоего порядка. То, что вода пущена
по деревянным желобам и проведена для нашего употреб-
ления, может, конечно, относиться к порядку. Разумные
люди сделали так, что, придав ей соответствующее на-
121