Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
той или иной стороны. Поэтому ни для какой из двух
сторон ничего от меня не ждите.
Когда все согласились, я повторил свой вопрос.
— Быть блаженными, — ответил Тригеций, — мы
действительно желаем; и если можем достигнуть этого без
истины, то искать ее нет никакой нужды.
— Как это так, — говорю я, — уж не думаете ли
вы, что мы действительно можем быть блаженными вдали
от истины?
Тогда Лиценций:
— Можем, если истину будем искать.
Когда же я стал настойчиво требовать мнения остальных,
Навигий ответил:
— Я, пожалуй, склоняюсь на сторону Лиценция. Воз-
можно, в самом деле, блаженство жизни в том и состоит,
чтобы неустанно исследовать истину.
Тригеций же сказал:
— Определи, в чем, по-твоему, состоит блаженная
жизнь, чтобы мне, на основании этого, сообразить, что
следует отвечать.
— Неужели ты думаешь, — говорю я, — что жить
блаженно означает что другое, как не жить согласно
наилучшему, что есть в человеке?
— Я не буду, — ответил он, — напрасно тратить
слов: полагаю, что ты же и должен определить мне, что
это — самое наилучшее.
— Кто, — говорю, — усомнится, что наилучшее в
человеке — это та часть его души, которая в нем
господствует и которой все остальное в человеке должно
повиноваться? А, чтобы ты не потребовал еще одного
определения, сразу поясню: такой частью может назваться
ум или рассудок. Если же ты не согласен с этим, попытайся
сам сформулировать, что есть блаженная жизнь или
наилучшее в человеке.
Тригеций спорить не стал.
— В таком случае, — продолжил я, — возвратимся
к нашему предмету. Представляешь ли ты себе, что можно
ж^ть блаженно и не найдя истины, лишь бы только ее
искать?
9