Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/118"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
так, что всякая жалоба на Бога была бы еще жалобою
кроткой и не заслуживающей порицания.
Но кто настолько слеп умом, что усомнится приписать
божественному действию и управлению все то разумное
в движении тел, что происходит независимо от челове-
ческого распоряжения и воли? Или, быть может, припишет
случайности образование так точно и тонко соразмеренных
членов каких-либо самых малейших животных? А если
отвергнет случай — должен будет признать в этом дело
разума. Да и во всей совокупности природы, разве
осмелимся мы, руководствуясь какими-нибудь бреднями
суетного мнения, представлять чуждым таинственному
волению Верховного Правителя то, что в каких-либо
отдельных предметах удивляет нас своим устройством,
нисколько не нуждающимся в искусстве человеческом?
Напротив, это-то и поражает, что члены блохи расположены
и организованы удивительнейшим образом, а человеческая
жизнь, между тем, вращается и течет в непостоянстве
бесчисленных превратностей. Но ведь это то же самое,
как если бы кто-нибудь, имея до такой степени слабое
зрение, что взор его на мозаичном полу не мог бы охватить
пространство, большее одного квадратика, стал бы укорять
художника за неумение давать этим квадратикам порядок
и известное расположение. Разве виноват художник в том,
что его критик не способен воспринимать его мозаичные
работы, сливающиеся во всей своей совокупности в одно
прекрасное целое? Но ведь именно это и происходит с
теми недалекими людьми, которые, не будучи в силах
своим слабым умом объять всю совокупность и гармонию
вещей, если что-нибудь причиняет им вред, и, по их
мнению, этот вред велик, считают, что и во всем прочем
царит великая мерзость.
2. Важнейшая причина этого заблуждения заключается
в том, что человек не знает самого себя. Чтобы познать
себя, нужна большая привычка отвлекаться от чувств,
сосредоточивать душу и удерживать ее саму в себе. А
этого достигают лишь те, кто всякие раны мнений,
наносимые течением обыденной жизни, или прижигают
уединением, или излечивают, занимаясь свободными на-
115