Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
О ПОРЯДКЕ
КНИГА ПЕРВАЯ
Предисловие
1. Исследовать и познавать порядок вещей свойственно,
Зиновий, всякому; но, в то же время, постигнуть и
разъяснить тот общий порядок, которым держится и уп-
равляется этот мир, дело весьма трудное и редко осу-
ществимое. К тому же, если даже кто-то и достигает этого,
то не может достигнуть другого, а именно: найти для
столь божественных и таинственных предметов слушателя
достойного как по добродетельной жизни, так и по некоему
складу своих научных занятий. Тем не менее, некоторые
лучшие умы ничего так страстно не доискиваются, а
наблюдающие с возможным мужеством своего рода скалы
и бури этой жизни — ничего с большим усердием не
стараются узнать и изучить, как то, каким образом так
бывает, что Бог о делах человеческих печется, а, между
тем, в этих человеческих делах всюду и всегда такая
превратность, какую трудно приписать не то что божест-
венному, но даже и рабскому управлению, если, конечно,
дать такую власть рабу. Посему принимающим близко к
сердцу этого рода вопросы остается, как бы по необ-
ходимости, прийти к заключению, что божественное
провидение не простирается до этого дальнего и дольнего,
или что все это зло в действительности совершается волею
Божьей. И то, и другое нечестиво, но особенно —
последнее. Хоть, впрочем, прийти к тому мнению, будто
что-либо оставлено Богом, равно и невежественно, и в
высшей степени опасно для души. Никто, однако, не
станет никого винить за то, что тот сделать не в силах.
Да и хула в пренебрежении гораздо извинительней, нежели
хула в злости и жестокости. Поэтому разум, не чуждый
благочестия, как бы вынужден полагать, что божество не
может управлять этим земным миром, или — что оно
скорее пренебрегает и презирает его, чем управляет им
114