Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
режливостью, он свою мысль пояснил добавлением слов
умеренность и равновесие. Эти два термина мы должны
рассмотреть повнимательней.
Умеренность так названа от меры равновесия — от
веса. А где мера и вес, там не бывает ничего ни слишком
большого, ни слишком малого. Итак полнота, которую
мы противопоставили скудости, гораздо лучший термин,
чем если бы мы употребили слово преизбыток. Потому
что под преизбытком понимается излишество и как бы
разлитие чего-нибудь чересчур переполненного. Когда этого
бывает больше, чем нужно, тогда и желательна мера: и
слишком большое нуждается в мере. Поэтому крайний
избыток не чужд скудости: и то, что больше, и то, что
меньше, одинаково чужды меры. Если рассмотрим выра-
жение "обеспеченное состояние", то и в нем найдем
понятие меры. Ибо обеспеченное состояние называется от
обеспечения. А каким образом может обеспечивать то, что
чрезмерно, когда оно часто доставляет больше забот,
нежели малое? Итак, все, что мало, равно и все, что
чрезмерно, поскольку нуждается в мере, впадает в скудость.
Мера же духа — мудрость. Поелику же никто из вас не
отрицает, что мудрость противоположна глупости, глупость
же есть скудость, а скудости противоположна полнота, то
мудрость и будет полнотою. В полноте же мера, следова-
тельно, мера духа заключается в мудрости. Отсюда-то это
знаменитое и не зря столь превозносимое правило жизни:
"Ничего сверх меры".
В самом начале нынешнего состязания мы сказали,
что, если найдем, что несчастье есть не что иное, как
скудость, то признаем, что блажен тот, кто не терпит
скудости. Это теперь найдено; следовательно, быть
блаженным значит не что иное, как не терпеть скудости,
т. е. быть мудрым. Если же вы спросите, что такое
мудрость (ибо и она подлежит раскрытию и исследованию
со стороны разума, насколько это возможно в настоящее
время), то она — мера духа, т. е. то, чем дух держит
себя в равновесии, чтобы не слишком расширяться и не
сокращаться ниже полноты. А расширяется он в роскоши,
в господствовании, в гордости и в прочем подобном, чем
111